Свободная женщина востока

Жена последнего иранского шаха расшатывала устои ислама! Фарах Пехлеви (до замужества — Диба) появилась на свет в 1938 году. Она жива и сегодня — в США. Жизнь за океаном — уже третья из отпущенных ей. О второй жизни в роли супруги иранского шаха этой женщине напоминают только фотографии, на которых она изображена во всем блеске своей молодой красоты, оттененной роскошными нарядами.

Сегодня странно видеть фотографии граждан Ирана, сделанные в 70-е годы прошлого века. С цветных изображений на нас смотрят красивые девушки с непокрытыми головами, распущенными волосами, в шортах и майках. Наверное, и самим иранцам кажется: то время было сном. После Исламской революции 1978-1979 годов этой стране уже не снились ни открытые женские головы, ни европейские женские наряды, ни равные права для женщин и мужчин. Да и молодая и прекрасная императрица Фарах Пехлеви превратилась в нечто вроде прекрасного сна.

 

Назло традициям

Мохаммед Пехлеви, воспитанный на Западе и в западной культурной традиции, представлял собой странный гибрид восточного правителя и светского европейского человека. С одной стороны, он еще в начале 1940-х годов открыто заявил о готовности сотрудничать с Англией и СССР. И даже объявил войну Гитлеру. С другой — мечтал сделать из своей страны империю. Эдакую третью силу на Востоке. Рост цен на нефть долгое время благоприятствовал осуществлению планов шаха. На деньги, вырученные от продажи «черного золота», неистовый Пехлеви скупал дикое количество оружия, военных самолетов и кораблей. Вскоре выяснилось: в Иране нет специалистов, умеющих эксплуатировать эти чудеса техники. Оружие ржавело под ярким персидским солнцем. Тогда неуемный правитель стал «скупать» западных военных специалистов, даруя им дипломатическую неприкосновенность.

Фарах — теперь уже Пехлеви — полностью оправдала надежды супруга. В 1960 году она родила наследника престола — Резу Кира Пехлеви. В течение десяти последующих лет супруга шаха произвела на свет еще одного мальчика и двух девочек.

Сначала красавица шахиня появлялась лишь на официальных мероприятиях. Но с каждым годом ее влияние на мужа увеличивалось. Она обратила внимание супруга на положение женщин в стране. И вскоре представительницам прекрасного пола даровали избирательное право. Более того, теперь иранки одевались по-европейски.

К сожалению, прекрасная Фарах, как и ее муж, не смогла удержаться от соблазна потратить государственные средства. Как и ее супруг, она за огромные средства скупала полотна авангардистов. Стены ее личного музея современного искусства украшали картины таких сложных для понимания художников, как Марк Ротко и Джексон Поллок.

Противники этого как бы не замечали, что шахиня скупает и произведения иранского искусства, некогда вывезенные из страны. Благодаря активности Фарах в столице Ирана открылось несколько музеев.

Некогда глубоко исламский Тегеран сверкал вывесками ночных клубов. Их посетительницы хотели выглядеть так же, как прекрасная Фарах, ставшая законодательницей мод в своей стране. Ее стройными ножками любовался весь мир.

Апофеозом правления Пехлеви стало безумное по роскоши и безвкусице празднование в 1971 году 2500-летнего юбилея Персидской державы. На нем Фарах предстала перед народом в платье из золотой парчи и в короне с бриллиантами…

Мохаммед Пехлеви дошел даже до того, что дал добро на выпуск иранской версии журнала «Плейбой». Он раздал земли мулл крестьянам: еще в 1963 году шах конфисковал церковные земли.

Фарах все двадцать лет своей второй жизни сверкала, как бриллианты в ее же короне. В 1970-е годы все правители мира были рады принять у себя прекрасную правительницу нефтяной державы.

Такая жизнь выводила из себя клерикальные круги Ирана. Муллы, утратившие власть и влияние, практически теряли сознание от вида голых женских ног, глубоких вырезов и непокрытых голов соотечественниц. И главным пропагандистом свободы нравов и распущенности в среде кротких исламских женщин им виделась проклятая азербайджанка. Когда же шах сделал Фарах императрицей (первой в истории Ирана) и заявил, что в случае его смерти она останется регентшей до совершеннолетия наследника, враги Пехлеви чуть не лопнули от злости.

 

В чужих краях

Недовольство в стране росло. Пехлеви — жестокий правитель — расправлялся с оппозицией, буквально выжигая ее на корню.

Но и та не дремала. В число инакомыслящих в 1970-е годы вошли уже не только представители радикальных клерикалов. Коррупция, в которой участвовала правящая чета, огромные счета в швейцарских банках, которые открыли себе приближенные Пехлеви, довели до точки кипения и местных либералов. Армия не поддержала шаха. В 1978-1979 годах в Иране произошла Исламская революция. На женщин одели паранджи, ночные клубы закрыли, церковь вернула свою власть с лихвой.

Шах с семьей бежал в Египет, где в 1980 году умер от рака. В Африке началась третья жизнь Фарах. Пребывание в Египте вскоре тоже стало небезопасно для вдовы с детьми. В Иране объявили награду за их головы. В 1982 году Фарах и всех ее четверых детей приняли в США.

Самую успешную карьеру на Западе сделала самая младшая дочь Пехлеви — Лейла. Она стала одной из ведущих фотомоделей модного дома Валентино (еще один удар по исламским фундаменталистам на ее родине, ратующим за женскую скромность!). В 2001 году ее обнаружили мертвой в одной из лондонских гостиниц. У 31-летней манекенщицы нашли в крови барбитураты и кокаин. Персонал отеля утверждал: Лейла нередко снимала номер, чтобы «расслабиться».

Следующий удар судьба нанесла Фарах через десять лет. В 2011 году застрелился ее 44-летний младший сын Али Реза. По словам родных, он глубоко переживал из-за событий, происходящих в современном Иране.

Лишившись двоих младших детей, вдова шаха переехала в Коннектикут. Сейчас она живет поблизости от семьи старшего сына, где подрастают ее внучки — наследницы империи, которую мечтал создать и удержать в руках династии ее супруг. О своей жизни Фарах Пехлеви поведала миру в книге «Неувядающая любовь. Моя жизнь с шахом», написанной ею в 2003 году. Воспоминания стали бестселлером во многих странах.